Бобры - Гимн Растабайк

"МОСКВА ВЕЛОСИПЕДНАЯ" В ВЕЛОМАСТЕРСКОЙ "Kustom Garage"

Наша команда побывала в настоящей мастерской, где мы познакомились с ребятами, для которых изобретение велосипеда - обычное будничное дело.


Maria Knyazher
Фото: Пётр Филатов

 

"Кастом Гараж" - это известная мастерская для тех, кто хочет необычный велосипед. Здесь работают ребята, которые строят такие велосипеды. Никита – дизайнер, он освоил программы 3D-моделирования и выступает в роли проектировщика и мастера (его псевдоним в мастерской - Custo).

"Кастом" – дословно это что-то самодельное. Это пошло из Америки. Это целая культура самодельных автомобилей, мотоциклов, велосипедов, к ним еще примкнули татуировщики, которые сами делают тату-машины. И пишется слово специально не по правилам: не через "С", а через "К" (kustom).

НИКИТА: Самодельные железяки всегда прикольнее, чем заводские. У них, безусловно, есть свои недостатки, но они теплые, потому что сделаны руками мастера. "Кастом" – это узкий круг людей, небольшая прослойка мастеров, которые действительно что-то творят. Мы делаем красивые утилитарные вещи.

АНЯ: Я думаю, что скоро это будет очень популярным. Сама я здесь особо ничем не занимаюсь, просто мы с Никитой давно встречаемся, и когда он принял решение, что хочет уйти с работы и сделать себе имя как настоящий мастер, я сказала, что буду помогать ему, хотя времени мало: я учусь в аспирантуре и работаю в абсолютно другой сфере. Когда говоришь: "Мой парень делает велосипеды", - люди не очень понимают, что это значит. "Делает – в смысле собирает?" Начинаешь объяснять, что он сам покупает трубы, режет их, гнет, варит. Он делает велосипеды своими руками с нуля.

НИКИТА: Пока что клиенты находятся через "сарафанное радио". У меня есть мастерская, я ее совладелец, у нас есть сайт и великая дружба с клубом «Раста-байк», молва идет, и люди интересуются. За сезон получается 2-3 велосипеда. А зимой есть шанс поголодать, прийти в форму, построить что-то новое для мастерской. Всю эту мастерскую мы выстроили за несколько лет, здесь был до нас пустой ангар. Теперь в этих условиях можно как-то обитать. У нас есть мастера, которые здесь и ночами остаются часто. Каждый вносит что-то свое: один мастер сделал иллюминаторы, в которые со второго этажа можно наблюдать за тем, что внизу происходит. Конечно, мы еще не доросли до американского крутого уровня красивых, чистеньких мастерских, в которых мастера работают в белых халатах. Но мы к этому стремимся.

АНЯ: Когда у меня спрашивают, чем занимается мой парень, никто не понимает, что значит «строит велосипеды». Вот я нашла в интернете анекдот. Разговаривают две девушки:
- А где твой парень работает?
- На заводе, где лепят велосипеды.
- Лепят? Такого же не бывает.
- Бывает. Он сам мне сказал: «ВеликоЛепная у меня работа».
Вот так и Никита.

Что значит сделать велосипед? На самом деле, это огромная работа - от создания эскиза от руки до конструкции полноценного транспортного средства. Сначала это просто неровные линии в карандаше, потом чертеж, потом строится трехмерная модель, чтобы по ней можно было посмотреть, есть ли какие-нибудь недочеты – всё ли проходит, нигде ли не вылезают трубы. После этого модель превращается в набор чертежей. Потом уже начинают гнуться и свариваться железки. А ведь еще нужно найти запчасти, что совсем не просто: в одном месте можно купить лист железа, в другом его нужно разрезать лазером и т.д. Работы тьма: месяц-два месяца – это хорошие сроки для выполнения такого объема. Но потом, когда всё сварено, нужно проверить, найти «болезни» и исправить недочеты, потому что, когда конструкцию делаешь с нуля, проработать всё невозможно – нужно протестировать, и, если необходимо, разобрать, настроить и заново собрать.

НИКИТА: Когда-то у меня была офисная работа, но я от нее отказался. Я работал директором интернет-проекта. Я понял, что мне не интересно сидеть в офисе, совершать ежедневно миллион звонков и делать что-то невидимое. И я решил уйти в мастерскую. Конечно, сложно. Но, думаю, что со временем будет лучше. Главное – пройти через этот этап становления своего дела. Его нужно пережить, и всё будет отлично.

АНЯ: А дома у Никиты огромный шкаф со всякой кучей барахла, как я это называю.

НИКИТА: Там очень нужные эксклюзивные вещи! Например, коллекция проводов (Аня смеется). Вам не понять! Если мне нужно что-то починить, я иду к этому стеллажу, достаю с самой верхней полки этот ящик, нахожу там любой провод для любой цели. «Никита, - говорит мне мама, – у меня сломался фен». Что бы сделал другой человек? Поехал бы искать этот провод. А я достаю нужный из своей коллекции и чиню фен.

АНЯ: Другой человек купил бы новый фен, а не лез бы за коллекцией проводов.

НИКИТА: А по-моему, это все отголоски абсурдной системы потребления. Выходит новый "айфон" – всё, старый мне уже не нужен, выбрасываю. Я против этой системы, когда человек бездумно скупает всё новое, я за осмысление покупок. Если вещь сломалась, то ее можно починить. Почему бы этого не сделать?

НИКИТА: У меня есть дача, каждое лето ребенком я там проводил. На даче особо делать нечего. А в 13-14 лет получилось так, что мне в конце лета достался сгоревший мотоцикл «Минск», который я восстанавливал целый год: оживил его, перебрал движок, нашел вилку, бак, колеса. Никогда не забуду это ощущение, когда я пытался его завести. Я бегу с ним по улице – и вот чувствую первые рывки, когда начинает срабатывать двигатель - «тр-тр-р-р» – это ощущение счастья я помню до сих пор. Тогда я понял, что двухколесная техника – это мое. Потом мы с другом связались с магазином, где есть крутые запчасти для велосипедов. Мы там накупили деталей, переварили два велосипеда и сделали на полу в гараже два первых кастом-байка.

НИКИТА: Сейчас много разговоров про велоинфраструктуру города. Мне кажется, очень плохо, что этим начали заниматься. Я, как человек, который ездит на велосипеде чаще среднего, привык быть в потоке машин. И если ты чувствуешь себя частью движения и делаешь продуманные и прогнозируемые шаги, то все будет хорошо. А эти велодорожки – это всё утопия. Как в нашей стране всё делается? Идея поступила, что-то начали делать, где-то нарисовали дорожки, а где краска закончилась, там перестали рисовать, рабочим заплатили, как итальянским живописцам, а сами работали с гастарбайтерами обычными, деньги закончились – и всё. Пользоваться этим невозможно, для кого делалось – не понятно. Чтобы ввести велоинфраструктуру в город Москва, нужно менять всю дорожную сеть, на это никто не пойдет. Я это точно знаю, потому что я закончил Московский автодорожный институт. Чтобы запустить велосипеды в наш город, нужно провести такую колоссальную работу, которую никто делать не будет. Не дай бог, внесут правки в закон, и тогда сотрудники ДПС будут штрафовать велосипедистов за нарушение правил, которые невозможно соблюдать. И поэтому я против поднятия этой шумихи. Пусть всё остается, как есть.

АНЯА я считаю, что все зависит от желания, количества денег и людей. И всё можно наладить за один год. В Копенгагене же сделали такую систему.

НИКИТА: В Копенгагене молодцы, правда сделали. Насчет нас – не знаю. Но будем надеяться, конечно.

НИКИТА: Не знаю, что будет дальше. Я хочу производить свои велосипеды. Хочу донести до людей мысль, что для передвижения по городу нужно использовать комфортные городские велосипеды, а горные велосипеды – это только для гор. В будущем я бы хотел обучать детей работать с металлом. По-моему, делать велосипеды – это очень интересное занятие. Молодежь тусуется в компьютере и телефоне. Хочу набирать группы детей и предлагать им за 9 школьных месяцев научиться делать велосипед, гнуть трубы, обрабатывать их, работать с кожей, чертить эскизы, варить – давать азы по работе руками. И вот ты целый год ходил в кружок, а к лету у тебя готовый велосипед, на котором ты можешь кататься. Это же так здорово. Сейчас ведь людям проще отдать деньги, чем самим что-то сделать. А мне кажется, что если человек может починить вещь, то он может вырваться из этого экономического круговорота. Для детей это будут зачатки нового понимания потребления. Велосипеды помогут.

АНЯ: Очень просто прийти и начать делать то, что делают все остальные – собирать велосипеды из того, что есть, например. Интересно заниматься тем, что не делает никто, но это и сложно. И самое сложное – то, как это воспринимают другие люди - большинство относится к этому как к забаве, игрушке. А я считаю, что это классное дело, и я верю в это начинание. Главное – что у Никиты есть идея.

НИКИТА: Да, проблема нашего общества – это безыдейность. Когда есть идея – считай, половина проблемы решена. А вторая половина – это поддержка. Без поддержки невозможно. Порой думаешь: гори всё огнем, никто не пишет, ничего не получается. Но когда есть человек, который может подбодрить в нужный момент, появляются силы что-то делать.

Группа Никиты-Custo: vk.com/custombicycles

Ссылка на первоисточник данной новости